здесь стонет быдло


Previous Entry Add to Memories Share Next Entry

Город ниггеров : Йоханнесбург (часть 3)

 Слабое место домов в ЮАР - это их крыша. Дело в том, что крыша покрывается просто черепицей и, часто нет даже изоляции между домом и крышей, Что собой представляет потолок - это доска типа ДВП сантиметра 3-4 толщиной. Вот и вся преграда. Проломить такую доску - нет проблем. И с отмычками заморачиваться не надо. Можно и не проламывать даже, так как на крышу обычно есть люк для доступа к бойлеру. В одном или двух домах только видела замки на таком люке. Может не заморачиваются с крышей  потому, что в доме есть сигнализация и датчики установлены нак всех окнах и дверях. Еще впечатляет, как люди пытаются обезопасить не только дом, но и доступ к нему. Например, забор. Если в Йоханнесбурге, то забор обычно из бетонных плит, по верху намотана проволока с лезвиями или торчат острые шипы, как ножи. А над ними возвышается еще и проволочный  забор под напряжением. Кроме того, решетки на всех окнах и дверях, сигнализация в доме и пр. Такое впечатление, что люди сами себя в тюрьму поселили. Жуть. В Дурбане такой комплект всречается редко,обычно пристствует одни вид "обороны", а в Кейптауне не видела вообще. В Кейптауне половина домов никак не огорожена. Говорят, есть еще в ЮАР несколько маленьких городков, где нет заборов и даже двери не запирают. Но я там не была. 

***



***
 По всему видно что белых в ЮАР дискриминируют. Мой друг рассказывал мне, что после прихода к власти черных, их все больше и больше во всех организациях. Дискриминация дискриминации рознь. Не знаю, помните ли вы как дискриминировали нацменьшинства в бывшем СССР. Так черные могли бы многому поучиться у товарищей коммунистов. Дискриминация, если ее так можно назвать, проявляется в том, что при приеме на работу в случае наличия двух одинаковых кандидатов предпочтение отдается бывшей жертве апартеида. Во всяком случае в частных компаниях это пока так, ведь кому-то надо работу выполнять и прибыль приносить. Государственные же компании всегда и во всех общественно-экономических формациях были кормушкой правящих классов, и ЮАР здесь не исключение. Есть закон об affirmative action, но если нет здесь достаточно квалифицированного черного инженера-механика, то принимаешь белого. А если и местного белого днем с огнем не найти, то принимаешь иностранца. Если все бумаги правильно оформлены и доказано, что нет местного специалиста, то через 1-2 месяца этот иностранец получает разрешение на работу.

***



***
Кстати, от роста преступности страдают, в основном, те же черные - жизнь в тауншипах стала одним беспределом. Конечно, задевает и белых, а что можно ожидать при таких контрастах? Для любителей статистики скажу так: ни на Украине, ни в России такой бедности, что можно найти здесь, просто не существует, если, конечно, не с бомжами и бичами сравнивать. Поэтому, если вам предлагают приехать сюда на работу, не бойтесь, пробуйте, а там уже через год-два и сами определитесь, кому на ЮАР жить хорошо. (.........) Столетия расизма из памяти не сотрешь в один день. Да и стиль жизни у разных рас, мягко говоря, несколько отличается. Поливание друг друга на расовой почве в Парламенте - это такой атрибут местной жизни, на который уже давно никто внимания не обращает, ну, как на Жириновского в России. А как Вы думаете, не может, например, АНК (прим. - партия защищающая права черных в ЮАР, в данный момент у власти, имеет немного социалистический уклон, хотя не, не немного) совершить такую "тихую" революцию, объявив, что это несправедливо, что белое меньшинство владеет основной массой капитала и национализировать его? Т.е. какова вероятность перехода к тоталитаризму, феодализму и др. Вопрос, конечно, интересный. Во-первых, передел как бы уже совершился. Большинство серьезных компаний - акционерные общества, где всякие правительственные, профсоюзные и другие "black empowerment groups" имеют свою долю. Более того, последние бастионы государственной собственности выставляются на приватизацию или им создается конкуренция. Иначе все рушится, и у правительства ни доходов, ни налогов, ни рабочих мест. Черные-то они черные, но поумнее некоторых белых будут и деньги считать умеют. Усвоили ли они уроки истории полностью - это трудно сказать, но на своих ошибках учатся быстро. По поводу тоталитаризма - кишка тонка. Нет здесь ни лидера в определенным характером, ни единой и могучей общности, способной за этим лидером пойти. Тут же никогда и не было одного государства, племена как воевали друг с другом, так и воюют, только на другом уровне. Нет, второго Шаки здесь не будет. Бардак может быть, но уж больно экономика сильна, долго надо стараться ее развалить.

***


***

Садимся. Вокруг самолета начинают суетится негры в большом колличестве, в аэропорту их тоже много. Ну да, Африка же. Без проблем прохожу пограничный и таможенный контроль, получаю багаж - все на месте ! Странно, что ничего не потеряно. Меня встречает Майкл на арендованном "Рено". Дальше нам ехать нужно в Дурбан, что в 700 км на восточном побережье. Прошу его сначал показать мне Йханнесбург. Майкл удивляется "Что там смотреть?" Приходиться объяснять, что я тут в первый раз и мне все интересно. ОН везет меня в самый центр и у меня от этого шок. Вокруг небоскребы, ну это понятно. А вот на земле -сплошная чернота и грязь. Почему? Майкл объясняет, что черные постепенно захватили центр города и превратили его в отстойник, поэтому бизнес-центр города передвинулся в другое место. А вообще-то делать в Йоханнесбурге туристам нечего. Кроме того, местным белым тут тоже жить невозможно из-за уровня преступности. Но все деньги крутятся здесь и в Претории и поэтому многим жить здесь тоже приходиться, оградив дом электрическим забором и колючей проволокой. Но и это не всегда помогает. Кстати, Йоханнесбург и Преторя практически одно целое. Два мегаполиса уже давно соединены, так как мелкие городки между ними разрослись, поэтому границ физических между ними просто не существует. Только местные могут сказать в Йоханнесбурге они или уже в Претории.

***



***
город контрастов – это Йоханнесбург. В центре сверкающие небоскрёбы – на окраинах  негритянские лачуги, навороченные автомобили – мирно гуляющие меланхоличные жирафы. Я бы даже расширила тему этой гипотетичной лекции, ведь вся Южно- Африканская республика – это страна одних сплошных контрастов. Или парадоксов. Падение такого явления как апартеид, безусловно, было прогрессивным шагом в историческом развитии страны. Однако про прошествии уже нескольких лет после победы демократии ужасающе негативных последствий оказалось больше, нежели, видимо, рассчитывали отцы революции. Первейшая проблема: резкий скачок уровня криминогенности в стране за счет нищих негров, получивших полную  свободу и права, но по этому поводу покинувших своё картонное «гетто» в поиске быстрой наживы. Вместо того чтобы использовать мощные государственные гарантии  при поступлении в учебные заведения и на работу, большая часть «униженных и оскорблённых» толпой вышла на улицы грабить, убивать, насиловать своих недавних  угнетателей, а заодно и более умных и удачных соплеменников. Пешая прогулка по Йоханнесбургу – это оксюморон, без машины здесь комфортно чувствуют себя  только любители экстра острых ощущений. 


С выражением ужаса на лице рассказывают местные жители о районах, куда не ступала нога «белого» человека, и даже  машина его туда не заезжала. Мол, ходят там здоровые негры и носят в руках шприцы, наполненные кровью, зараженной СПИДом. Увидят белого человека. – и вгонят  ему 10 кубов, и прощай тогда Претория-мама, Кейптаун-папа. Ну, на застёгнутой на все пуговицы машине с тонированными стёклами меня, любопытную дурочку, всё- таки транзитом по такому району провезли. Негров со шприцами не видела, как, впрочем, и ни одного белого, которому можно этот шприц загнать. Но шутки в  сторону, впечатление действительно удручающее. Как следствие всего этого, невероятный поток эмиграции в последние годы. Страну лихорадит, и люд бежит, куда  глаза глядят. Яркая иллюстрация современной южноафриканской действительности, по мнению местных жителей, – «белый нищий». Если для европейцев это обычная  картинка, то в сознание коренного южноафриканца это не укладывается, ведь в этой роли до недавнего времени пребывали исключительно негры. Сегодня работу  негру получить гораздо легче, если он, конечно, хочет работать. Утверждают, что если на одну и ту же должность претендуют негр и белый – выберут негра, даже  если он и уступает конкуренту в квалификации и профессиональном опыте. Растущая на дрожжах безработица среди белого населения страны – явление относительно  новое, по сему непривычное. К сожалению, у Украины много проблем. К счастью, расовая не среди них. 



И мне, как девушке абсолютно неискушённой в вопросах расовой градации,  была очень непривычна классификация типа «для белых-для негров-для индусов», которая применяется по отношению абсолютно ко всему: ресторанам, дискотекам,  магазинам, одежде, женщинам и т.д. Кстати, индусы – третья сила ЮАР. Оказывается, в прибрежном городе Дурбан находится вторая по численности, после Лондона,  индусская община в мире. По крайней мере, южноафриканские индусы утверждают именно это. Они занимают своеобразное положение в расовой иерархии, находятся  где-то по середине между неграми и белыми, и по этому поводу естественно переживают. Если кто-то думает, что восточные базары – это лучший тренинг, для того, чтобы поторговаться, то он просто никогда не был на африканских  блошиных рынках. Цены за пять минут перепалок на ломанном английском снижаются в десять раз, и ты уходишь, нагруженный уникальными сувенирами, в полной  уверенности, что за 100 баксов ты можешь скупить всю Африку. Как философски заметил один старый негр-продавец: «Для меня главное, чтобы покупатель ушёл довольный мною и прежде всего собою, мол, как я надул того старика на базаре. В последствии он обязательно сюда ещё вернется и друзей приведёт, и тогда я буду доволен собою». 

***



***

Апартеида в ЮАР уже нет, разжигание межнациональной розни преследуется по закону, но ни один здравомыслящий бледнолицый не пойдет в бар для темнолицых. Равно и наоборот. Негласно поделено почти все: есть магазины для белых, есть для черных. Есть "черная" еда, "белое" пиво. Дискотеки, рестораны и прочие злачные места, также поделены. Но вечерами белое население в крупных городах на улицу старается не выходить, ибо черный пролетариат, сжигаемый внутренним пламенем классовой борьбы и местного самогона, не упустит случая поправить свое материальное положение за счет запоздавших бледнолицых прохожих. Полиция, надо отметить, почти всегда на высоте, но ее катастрофически не хватает. Более-менее нормальная обстановка в Кейптауне. В Йоханнесбурге даже днем не рекомендовали туристам без надобности появляться на улицах города. В очень красивом Дурбане через 3 минуты после остановки в центре города, чтобы запечатлеть себя любимого на фоне мэрии, был ограблен мой коллега. Два несознательных подростка с ножами отобрали дорогую камеру. Черные. Признаюсь, подумалось о некоей пользе апартеида. К уличным хулиганам отношение резко отрицательное, никто из них не делает "Робин Гудов". Попавшихся на наших глазах черных воришек чуть не растерзала толпа таких же "чернокожих братьев". Особенно возмущался пожилой негр – он все время требовал повесить их прямо тут, на городской площади. "Вот из-за таких паршивцев про нас думают плохо! - шумел негр. - Давайте их повесим!" Толпа внимала. Полиция не дала свершиться самосуду, и расстроенный поборник порядка плюнул в одного из воришек. Не попал. Сосредоточился. Опять промах. Он бы и дальше продолжил эти увлекательно-воспитательные плевки, но полиция повела незадачливых грабителей в участок.

***



***

Мне захотелось вечером продегустировать местных алкогольных напитков. Выйдя на улицу и заценив обстановку (шатающие по улицам обкуренные негры, разбитые фонари и злобные взгляды) я решил далеко не ходить, и пошел прямиком в ту пивнушку, которая была под нашими окнами. Что я могу сказать, когда я туда вошел, я был немного в шоке! Наверное нога белого человека здесь никогда не ступала! Казалось взгляды окружающих это подтверждали. Подойдя к стойке бара и заказав пиво, я стал наблюдать. Буквально через несколько минут со мной заговорил рядом сидящий «черный брат». Когда он узнал, что я из России, он начал одну за одной заказывать для нас водку! Кстати, я пытался научить его пить отвертку, но он не заценил!   Мир уже казался радужным и прекрасным.   Через час я уже бухал в компании из 4 человек.   Еще через час-два, я помню, танцевал с прекрасной представительницей чернокожего населения, а потом на меня наехала ее мать, она говорила о том, что ее дочь порядочная, и никогда не будет якшаться с белым!!!   В общем, и смех, и грех… Чувствуешь на себе проявление расизма, и это очень необычно. Это последнее, что я помню из этого загула.. 

***

После музея апартеида было здорово посмотреть на разрушенный Йоханесбург с 52 этажа высотки в центре города. В большинстве высоток выбиты окна, и вообще вид у города мрачный. До высотки шли пешком от парковки, на улице воняет мочой, пакеты и газеты кружатся над головой, прямо на асфальте продают разные продукты питания что ли... на тебя смотрят как на врага народа, в общем пешие прогулки по Йоханесбургу сильно неприветствуются и сильно неприятны!

***



*** 
Я жила в Рандбурге почти 5 лет, это городской район Йоханнесбурга, несколько выше среднего уровня. Жизнь в ЮАР своеобразная, очень дешевая - по сравнению с другими развитыми странами, но в то же время в одной стране присутствует и "первый мир" (западные страндарты) и "третий мир" (беспросветная нищета). Когда это все вместе, то, естественно, смесь взрывоопасная. Черные белых не любят, потому что белые их зажимали в течение многих десятилетий. Белые черных (не все белые, но очень многие) презирают, за то что черные, по их мнению, недалекие и лентяи на работе. Внешне это сразу не заметишь, для этого надо прожить там какое-то время. Почти все белые - расисты (считают, что черные - второй сорт). В настоящее время, черные зажимают белых - вот уже 13 лет, с 1993, когда черные пришли к 
власти. Белые получают меньше денег, чем черные, работающие на такой же должности - потому что черные были "underpriviledged" (не имели достаточно привилегий) в течение многих лет. Белым тяжелее найти работу - компания должна иметь определенный процент черных работников; если ты - белый мужчина, то еще тяжелее (белая женщина - угнетенная ранее как женщина, предпочтение - угнетенным). В ЮАР также много индусов и "цветных". Все нации в принципе держатся сами по себе - на словах все равны, но есть структура, белые все еще элита - хотя по зарплате их и зажимают. Очень много политики, связанной с расами - даже на уровне обычной, ежедневной жизни. Белые держатся сами по себе, общаются с другими белыми, при таком общении стандарты - как в любой другой западной стране. Дома большие и красивые, почти у всех белых - живущая в доме прислуга. В ЮАР все еще много англичан и людей других национальностей, хотя многие эмигрировали после прихода черных к власти.



До прихода черных к власти, для белых это был рай на земле, и они все еще об этом вспоминают. Приход черных к власти был хорошим делом для страны в политическом и демократическом плане, но в экономическом - все потихоньку разваливается, потому что черные у власти, действительно не очень образованные - кухарка, управляющая государством (у некоторых министров - 4 класса образования). Коррупция ужасающая, взятки берутся на всех уровнях, особенно среди черных и цветных (но они обычно берут взятки у своей национальности, черные у черных, индусы у индусов, и так далее). Государственные учреждения работают не шибко не валко - как в России. Что вам надо знать, в ЮАР не ходят по улицам пешком и нет общественного транспорта. Все ездят на машинах. Если кто-то не имеет машины, они вынуждены пользоваться маршрутными такси, которые часто работают по-пиратски (нет лицензии, нет прав) и вообще считаются частью местной мафии мелкого масштаба. Мафии как таковой в ЮАР нет, черная преступность очень тупая - они тебя сначала убьют, а потом посмотрят, сколько у тебя денег в кошельке (и есть ли кошелек вообще). Преступность в ЮАР ужасающая. По уровню убийств и изнасилований ЮАР на первом месте в мире, изнасилование каждые 56 секунд, 50 с лишним убийств в день. Но самое страшное - это изнасилования, потому что черные (какая-то часть) верят, что если иметь секс с белой женщиной или девственницей, СПИД пройдет (среди черного населения уровень инфекции СПИДом примерно 10-15%).



Машины угоняют прямо из рук владельца, которого могут просто попросить освободить машину, или пристрелить, в зависимости от того, как им кажется легче. Был случай беременной женщине выстрелили в живот, потому что она недостаточно быстро выбиралась из машины. Был случай, когда 8-летнего мальчика пристрелили, потому что он не хотел отдавать свой велосипед. Были несколько случаев изнасилований, когда насиловали девочек возрастом 8 месяцев (это не опечатка!) - и по словам газеты, это не самая молодая жертва изнасилования. Это все, конечно, воспринимается как кошмар, но это - ежедневная реальность в ЮАР. Брат моего мужа был атакован двумя черными, которые хотели его машину - он умудрился закрыться в бетонном бункере, они постреляли через дверь, но через несколько часов ушли. Он работает телефонным инженером, который проверяет оборудование телефонных станций, расположенных в горах и удаленных местах - эти черные его поджидали специально, возможно, ждали его несколько дней. 

А теперь фотографии Central Business District (Центральный Деловой Район). Это некогда деловой центр Йоханнесбурга, самого процветающего города Африки, с высочайшим уровнем жизни для белых, с небоскрёбами, и элитным жильём. А вот, что он представляет из себя теперь:



Жена этого же брата - ее машину остановили на дороге, одна машина заблокировала спереди, другая - сзади, и хотели ее вытащить из машины - она умудрилась развернуться и уехать. Прямо на дороге, средь бела дня. Страшно не то, что машину заберут - машина застрахована, страшно, что могут запросто убить или изнасиловать, что может тоже означать смерть - смерть от СПИДа. Муж сестры этой женщины (жены моего брата) умер через 8 месяцев после того, как его пристрелили - умер не сразу, но в результате ран. Тех черных, кто его пристрелил, поймали - но отпустили, потому что он не смог их опознать (он вообще был не в себе после полученных ран) - так как потерпевший не смог опознать, невиновны. Если просто в магазине у вас вытащили кошелек, то чтобы остановить кредитки и чековую книжку, надо рапорт из полиции, чтобы банк остановил ваши документы - идешь в полицию, заполняешь рапорт - он тебе ставит на него штамп и отдает тебе обратно! Спрашиваешь, а что, вы себе копию не оставляете? Он говорит (черный полицейский): А зачем? (Немая сцена.) Никто тебя не спрашивает, где и что случилось - вот тебе твой проштампованный рапорт, иди себе. Я понимаю, что это звучит дико - но что поделать, дикий народ, дикие нравы.



Раньше, до 1993, белые жили сами по себе, отдельно от черных, в своих собственных районах - черные жили сами по себе, с своих собственных районах, это и была суть режима апартеида - отдельного проживания. Все нации жили внутри своей культуры, и для всех все было приемлемо. Были и богатые черные, деньги они могли делать - только жили они отдельно, не вместе с белыми. Преступность практически не существовала, полиция была белой. Границы были плотно закрыты. Сейчас все живут, где хотят, все перемешалось, и это полный кикоз. Полиция мышей не ловит. За границами никто не смотрит. Анархия, как в России после перестройки. В ЮАР около 10 миллионов нелегальных иммигрантов (на 40 миллионов официальных граждан) - из разных стран Африки, жизнь в ЮАР все еще намного лучше, чем в средней африканской стране - и вот эти-то нелегальные иммигранты в основном и занимаются преступностью - а как еще, работать они не имеют права, а есть им что-то надо? Мы уехали из ЮАР только из-за преступности. Страна очень красивая, замечательный климат, высокий уровень жизни (для тех, кто работает и образован) - но жить там страшно. Особенно это понимаешь, когда поживешь в нормальной западной стране (мы сейчас живем в Австралии) - когда живешь в ЮАР, то не понимаешь, как это ужасно, но когда уедешь и потом возвращаешься (мы были 4 недели в прошлом году, гостили у родственников мужа) - то это шок. 


В-общем: жить в ЮАР можно, но страшно. Познакомьтесь с другими русскими (русская церковь находится в Мидранде, между Рандбургом и Преторией, совсем недалеко от вас), они вам смогут объяснить больше - хотя для них их жизнь будет казаться нормальной, ну что, надо быть чуть-чуть более осторожной, не выходить из дома в темноте, не разговаривать с чернокожими незнакомцами, не останавливаться на дороге, не открывать окна в машине, держать двери машины всегда запертыми изнутри - ходить можно только в закрытом комплексе или в торговом центре (там охранники с автоматами стоят, охраняют) - но что, конечно, жить можно, человек не собака, ко всему привыкает. В Австралии, где я сейчас живу, очень много эмигрантов из ЮАР (около 500 тысяч, при том что население Австралии всего 20 миллионов), и все в голос говорят, что причина эмиграции - преступность. Если бы не преступность, то не уехали бы. Вот так! Простите, если я вас перепугала. ЮАР еще ничего, я разговаривала с австралийкой, которая прожила 10 лет в Саудовской Аравии, так там действительно волосы встают дыбом. А для них это - нормально. В-общем, если хотите жить нормально, общайтесь с людьми своего цвета кожи (иначе постоянно придется объяснять себя), ходите только по знакомым местам, днем, и желательно не одна. Если идете куда-то, то только в сопровождении местных - они знают, что и как, где опасно и где нет. Не разговаривайте с темнокожими незнакомцами - просто игнорируйте. Они туристов за версту видят.

***



***

Сначала вспомню, как проходила моя первая поездка в ЮАР и Зимбабве шесть лет назад. Очень хотелось в ЮАР — посмотреть своими глазами. А также в план входило путешествие наземным транспортом до водопада Виктория на реке Замбези — наивно просчитала и решила, что спокойно поеду к ним через Зимбабве. В ту первую поездку я не особенно вчитывалась в путеводитель по Йоханнесбургу и поэтому после длительного перелета и краткого отдыха в гостинице в районе Сандтон, пригороде для белых, отправилась вечером на такси гулять уже в самый центр, в квартал, занимаемый черным населением после окончания апартеида. Называется он Центральный Деловой район. Это там, где стоят серые многоэтажные башни, в которых, по-видимому, раньше и были эти деловые центры, но в тот вечер мне показалось, что ничего наверху в этих башнях нет — на первых этажах лавки и пищевые точки, все разрисовано граффити, много мусора и много народа на улице — одни черные, глядящие на меня с удивлением. Меня даже угораздило зайти в пивной бар, чтобы выпить чашку чая, где черные смотрели на меня, вылупив глаза. Еще я там весело снимала фотки и просила прохожих, чтобы меня тоже сняли на мой фотоаппарат. К десяти вечера уже совсем стемнело, и я пошла в первую попавшуюся пиццерию поесть. Там разговорилась с одним сердобольным черным, и он сказал, что выходить на улицу мне нельзя ни в коем случае. Вытащил из-под рубашки пистолет — они там все вооруженные по вечерам ходят — и проводил меня до ближайшего такси. Вообще же, Йоханнесбург представляет собой огромный мегаполис: непосредственно центр, башни, а вокруг — фешенебельные красивые зеленые районы с виллами, где и проживает белое население, с огромными заборами и устрашающей колючей проволокой поверху — видимо, действительно много хулиганья там.

***



***

Рассказ русского эмигранта плантатора:

В качестве сторожей на фермах Африки многие держат страусов. Защищая себя и свою территорию, эта сильная птица ударом когтистой лапы может вспороть человеку  живот - ее даже лев обходит стороной. Страус невероятно пуглив, малейший шорох вызывает у него подозрение. Поэтому, кстати, умные зебры стараются держаться  поближе к страусам - если те встрепенулись, значит опасность близка. Но все же лучшее средство обороны - хорошо пристрелянный пистолет. Лично я предпочитаю девятимиллиметровый «Макаров» - надежный и простой в обращении.  Правила содержания я соблюдаю строго: храню оружие в запертом сейфе, отдельно от патронов. Применять его по назначению, тьфу-тьфу-тьфу, мне до сих пор не  приходилось. Раньше закон позволял пользоваться огнестрельным средством обороны, когда опасность угрожала двум вещам: жизни и собственности. Сейчас оружие можно применять  только в первом случае - когда есть угроза жизни. В руках преступника должен быть нож, топор или лом. 



Если он забрался воровать помидоры, я не имею права  стрелять - за это можно пойти под суд. В провинции Западный Кейп фермеры не строят заборов. Если встречается дом, обнесенный оградой, значит его хозяин переехал сюда из Йоханнесбурга. Там на самом  деле повышенная криминогенность, люди живут за высокой стеной, опутанной колючей проволокой, - вот и сюда переносят свои привычки. Хотя единственное, чего  можно опасаться в окрестностях Кейптауна, - это нападения обезьян. Шесть-семь лет назад, после прихода черных к власти, в городе часто хулиганили, угоняли машины, лазили по домам. Белые бизнесмены собрали деньги и заказали в  Швейцарии современную систему слежения и оборудованный наблюдательный центр. На каждом перекрестке установили мощные камеры, способные выхватить лицо  преступника на расстоянии полутора километров. В пункте наблюдения поставили три дюжины мониторов, за которыми 24 часа в сутки стали наблюдать дежурные.  Теперь в случае нарушения порядка на место срывается специальный отряд полиции. Спецназовцы тоже черные, но солидарности с грабителями не проявляют - если  дан приказ стрелять, будут стрелять на поражение. Первое время после введения охранной системы в городе задерживали по 40-50 человек в день. 



Через полгода показатель уровня преступности снизился на 80% - и  по сей день продолжает падать. Теперь в Кейптауне безопасно: на набережной Вотерфронт гуляют допоздна, работает местная барахолка, а в большинстве баров  веселье не стихает всю ночь. В Йобурге (Йоханнесбурге) раньше было спокойно. Но сейчас власти не справляются с уличной преступностью. На каждом углу привязываются беспризорники, пытаются  ветровое стекло протереть грязной тряпкой. Машину лучше не покидать - могут напасть, потребовать деньги, вырвать из рук портмоне. Цвет кожи никого не волнует  - на черных и цветных нападают так же часто, как и на белых. В Йоханнесбурге тоже можно было бы установить камеры, но удовольствие это дорогое, и финансировать его некому. Бизнесмены уехали, правительство платить  отказывается, парламентерам не до того. В центре города, в тауншипах Соуэто и Александрия белым лучше не появляться. С другой стороны, в город миллионеров  Сандтон чернокожий человек не попадет при всем своем желании. При этом нельзя представлять столицу Южной Африки как город полного беспредела. Есть охраняемые  универмаги, центры развлечений, зоопарки, бассейны, рестораны, где перемешаны черные и белые и где никто никого не трогает.

следующая часть (часть 4)
часть 1 | часть 2 | часть 3 | часть 4 | часть 5


вика

Victoria Valiahmetova April 10th, 2013
а в каком городе Австралии вы живете?и сложно было переехать из ЮАР в Австралию?)спасибо большое))

djannaangel June 9th, 2013
Интересно! А о Претории в какой части рассказываете?
и каково там? лучше/страшнее/хуже чем в Йоханнесбурге?
Спасибо за ответ.

You are viewing nikitaphoto